Пятница, 16 Ноября 18, 11:00
Доброе утро!

Моим детям, родным и друзьям

Я никогда серьезно не относилась к своему стихотворчеству. Просто хотелось иногда зарифмовать какие-то мысли, наблюдения, ощущения. Бывало, запишу ночью что-то на бумаге, а утром самой стыдно читать те откровения. Это сродни чувству, как если бы вдруг вышла обнаженной… , а обнаженную душу не всякому покажешь.

Прошли годы. Я попривыкла к своим «откровениям». Даже решилась показать их профессиональному поэту. Он навел такую критику на мое «стихоплетство», что я подальше закинула свои листочки. Но потом как-то вновь перечитала записи одного листка, другого, кое-что подправила и решила: а чего стесняться? Я не претендую на совершенство и всеобщее признание. В своих «откровениях» я такая, какая есть. И выношу себя не на суд.

Просто посмотрите…

С уважением, З.Н. Гулишевская

 

1976

Неумолим мгновений бег…

Искрясь, пушистый белый снег

Над головой моей кружится.

И наяву, а не во сне

Под ноги медленно ложится.

Я знаю, снег пришел от зорь,

Далеких, ясных и лучистых.

Он весь, как вытканный узор,

В сиянье света, чистом-чистом!

Меня, как много лет назад,

Закружит вновь он ворожбою,

Оденет землю в свой наряд

И позовет вслед за собою

Туда, где он еще ничей

Лежит, в глаза бросая искры.

Весной пробьет его ручей,

И с гор сбежит он быстро-быстро.

Я в звонкий тот ручей волью

Души своей огонь лучистый

И реки твои напою

Водой холодной, снежной, чистой…

И вновь, как много лет назад,

Мечты заветные воскресли.

В роскошный убрана наряд

Земля моей любви и песни.

Неумолим мгновений бег,

Снег над землей кружит, мерцая…

Все может быть, где даже снег,

Как свет - то ль ангелов, то ль рая.

1977

Я мудрость обретаю в счастье

А за окном опять весна…

И хоть прошло немало весен,

И нас коснулась седина,

Но в сердце не закралась осень.

С тобой мы молоды еще,

И не вчера ли, не вчера ли

Ты сердце мне отдал свое

Без страха, грусти и печали?

И я храню твой нежный дар

У сердца - не хочу, чтоб стыло.

На трепетный души пожар

Я отвечаю тем же, милый.

А невниманьем не кори -

Бывают в жизни и ненастья.

Жена и мать детей твоих,

Я мудрость обретаю в счастье.

1978

Цыганка, черная вещунья,

Ты зря беду мне в будущем сулишь,

Уводишь от людей и, как колдунья,

Скороговоркой что-то говоришь.

Спасти своей молитвой обещаешь

От злой хулы, от зависти людской…

И цепким взглядом в душу проникаешь,

Стараясь в ней посеять непокой.

Но не боюсь я глаз твоих лукавых,

В свое грядущее уверенно смотрю.

И день свой завтрашний своими же руками

Упорно, терпеливо создаю.

Между делом

Пишу стихи во время стирки,

Когда варю семье обед,

Когда несу в ведре опилки,

Чтоб отразить палящий свет

Светила от посевов, грядок -

Росточкам влагу сохранить,

Как навожу в жилье порядок,

Ввожу скрепляющую нить

В кусочки ткани. Повсеместно

И ритм, и рифму нахожу.

Просторно мысли, словам тесно -

По сему правилу сужу

Чужие и свои «творенья».

Так и идут мои дела…

Закончила стихотворенье

И белить комнату пошла.

1979

Постигаю я жизнь каждой клеточкой,

Испытать хочу все, что отпущено.

Мне на долю: печаль с горькой весточкой,

Следом - радость, любовь с новой болью.

Затеряюсь я в море песчинкой,

В море чувств, беспокойств и сомнений,

Отыскав чтоб в безбрежье тропинку,

Я могла стать сильней и уверенней.

Чтоб как рыцарь, пусть в женском обличье,

Я за честь постоять бы сумела,

Клевете чтобы, сплетне, двуличью

Вызов бросить могла бы я смело.

Я хочу каждой клеточкой жить,

Чтоб самой испытать все, проверить,

Чтобы верность могла я хранить

И могла беззаветно верить…

***

Не призываю к долгу,

Не бужу ответственность.

И совесть, как критерий,

На суд не выношу.

Любовь лишь судия

И помыслов, и верности.

Но верность подаяньем - не прошу!

Я морем чувств всего тебя наполнила,

Тем морем нам до горизонта плыть.

Хочу, чтобы всегда, чтоб сердцем помнил ты,

Что в мире я одна -

Другой не может быть!

А, может, от бессонницы сей бред?

Ты не была моей соперницей,

Лишь на мгновенье померк свет,

Заставив в лучшем разувериться,

Поверить в то, чего и нет.

Своей открытой беспардонностью

Ты обнажила суть свою,

И помыслы, и обреченность их,

И то, что выше я стою.

Ты, как кукушка, но не в том порочность.

Бедой своей обязана себе,

Чужое счастье щупаешь на прочность -

Я не завидую тебе.

Создать очаг семейный тебе хочется,

Иль перемен каких-нибудь в судьбе?

А, может, просто скрасить одиночество? -

Я не сочувствую тебе.

Ты - женщина, так не теряй достоинства,

В грязь не сади по глупости себя.

А коли было что… - останется на совести -

Не уважаю я тебя.

Разговорилась вдруг под настроение.

А, может, от бессонницы сей бред?

Нет, вижу ясно: есть стихотворение, тебя же не было и нет!

Кукушкины слезки

Пой же, кукушечка, пой,

Жизнь беззаботную строй.

Нигде ты не строишь гнезда,

Живешь одиноко всегда.

Знать бы, что в песне твоей:

Может, раздолье полей,

Может, журчанье ручья,

Иль горькая участь твоя?

Может быть в этом «ку-ку»

Скрываешь свою ты тоску?

«Слезки кукушки» по краю полей

Не спрятать от взглядов людей.

Ярким сапфиром цветут у дорог

Так, чтобы каждый увидеть их мог.

Чудесные «слезки» твои поутру

В букетик я соберу.

1980

Затерялося солнышко в белых стволах.

В декабре до вершин не добраться.

Ясным взором окинет пустые поля -

И пора на покой отправляться.

Мне еще далеко до того декабря,

Что седою пургою завьюжит.

Мне порою весеннею солнечный май

Еще часто голову кружит…

1982

Маме

Планеты, мама, мы.

Ты - наше солнышко.

Мы жизни совершаем круг

В Галактике твоей.

Пока ты светишь нам

И греешь всех до донышка,

Мы - молоды,

Мы - дети матери своей…

Не остывай, не меркни, не гаси

Лучей своих, душевного огня.

Огнем своим сердца нам засвети,

Чтоб мы могли светить после тебя.

Надпись на подаренном самоваре

Семьдесят - разве это возраст?

Это лишь продолженье пути.

По торной дороге к скончанию века

Идти тебе, мама, идти и идти.

И там, на краю, восходящее солнце

С улыбкой и радостью снова встречай.

Будь, мама, здоровой, веселой и бодрой.

Пей по утрам только свежий чай.

Злопыхателю

Во мне посеял ты привычку

Доброжелатель мой в кавычках:

К борьбе готовой быть всегда,

Не расслабляться никогда.

Ты приучил в любую пору

Иметь в душе своей опору.

А потому усвой тогда:

Верх не возьмешь ты никогда.

Быть может, даже бросишь тень,

Как говорится, на плетень.

Но выйдет солнце - сгинет тьма,

Хитросплетений кутерьма спадет -

И ты исчезнешь с ней…

Я стану во сто крат сильней!

Закалена житейской прозой -

С любой бедой справляюсь просто.

Я стала сильной не по книгам -

Благодаря твоим интригам.

Спасибо, жизнь,

Что ставишь мне преграды,

И заставляешь сердце

Волю закалять…

 

Письмо подруге

Не имей сто рублей, а имей сто друзей -

С детства эту пословицу знаю.

А вот в жизни моей настоящих друзей

Лишь по пальцам руки сосчитаю.

Не хочу, не могу и не буду иметь

Я друзей на все случаи жизни,

Чтоб с одним поболтать, а с другим побалдеть,

Ну а с третьим дружить из корысти.

Я к друзьям своим всею душою тянусь,

Сердцем близких людей выбираю.

А когда я одна, и в душе моей грусть,

В мыслях часто я к ним прилетаю.

Вдруг случится: друзьям моим станут нужны

Моя помощь, поддержка, участье -

Свои сердце и душу я выну до дна

И отдать посчитаю за счастье.

И к тебе я тянулась всем сердцем своим,

Только вдруг оно что-то заныло.

Показалось ему, что стремишься к другим -

Ревность, что ли, к душе подступила?

Показалось ему - ценишь в людях не то,

Будто выгода дружбы дороже.

Душу я застегнула, как в ненастье пальто,

Сердце дальше упрятала тоже.

Трудно стало мне вдруг быть с тобою вдвоем,

Стала я тяготиться молчаньем,

Не искала участия в сердце твоем,

Не могла быть собою в отчаянье.

Но потом посмотрела тебе я в глаза…

Ты прости меня, милая, милая.

Все, о чем намолчала, хочу рассказать -

Душу ты своим взглядом мне вынула.

Ты прости мне мою немоту, слепоту,

Глухоту и холодность душевную.

Мне подумалось, будто сейчас и смогу

Здесь оставить тебя непременно я.

Ты прости, я заставила думать себя,

Что добро, дружбу ты покупаешь.

Ну а я бескорыстие в дружбе ценю -

И об этом ведь тоже ты знаешь.

… Пусть проходят года,

И наш дом - шар земной

Бесконечно кружится, кружится.

Помни только одно,

Что во всем и всегда

Можешь ты

На меня положиться.

***

За слезы чистые - благодарю!

За дружбу искреннюю - благодарю!

Неоценимое - благодарю!

Сердце ранимое - благодарю!

За недоверие меня прости,

В тебя неверие - меня прости.

Прости за то, что понимание

Ко мне приходит с запозданием…

1983-2000

Соседке

Предупредить хочу твои я «охи», «ахи».

А за спиной моей, что хочешь, говори.

Переживала и сомнения, и страхи,

Но для себя решила, что в семье

Детей пусть будет более, чем три.

Мне дали жизнь простые с виду люди,

Любили труд и были к доброму добры.

Упорство унаследовав, нелегкий

Путь выбрала для собственной судьбы.

По жизни не мирюсь со злом и ложью, фальшью.

Пред хамством, наглостью всегда рублю мосты.

Вещам не поклоняюсь. Странно даже -

Живу без «атрибутов красоты».

Мой дом всегда открыт хорошим добрым людям.

И книги в нем живут, а не стоят в стене.

В нем дети выросли - родные мои люди,

Продление меня и память обо мне.

По-прежнему хожу уверенно и гордо

В поношенном пальто, но с радостью в душе.

На ноги мои дети встали твердо

И выбрали свой путь. И внуки есть уже.

Им вслед пойдут другие поколенья.

Да, верно: не предел нам - цифра «три».

И в материнстве вижу я свое предназначенье.

А за спиной моей, что хочешь говори.

***

Ты счастью не завидуй моему,

От зависти твое не станет краше.

Ни другу, ни заклятому врагу

Не дам и капли счастья моей чаши.

Я хлебом поделюсь и предоставлю кров,

Спасу в метель от хладной снежной стужи.

Но с сердца своей зависти покров

Сорви сама. Поверь, не станет хуже.

Ведь каждый сам судьбы своей творец.

Мы раз живем. И, как сказал мудрец:

«Дни жизни даже горькие цени,

Ведь навсегда уходят и они».

 

Люблю смотреть на облака,

Лиловые и серо-синие,

В себе таящие пока

И мощь грозы, и бури с ливнями.

 

1985

… И силы сыновей да не иссякнут пусть

Их с каждым годом меньше среди нас -

Войны священной славных ветеранов.

А где-то бомбы льют, грозит удушьем газ -

И человечеству готовят смерть и раны…

Что я могу сегодня, просто мать,

Поставить против своры огалтелых?

В строй матерей-защитниц я встаю -

Им не сломить нас, не сломать, не переделать!

Сердца детей своих отвагой закалить

Могу сейчас, мгновения не медля.

Сегодня мне, а завтра им хранить

Мир. А войну последнюю

Оставить так - последней.

Сегодня мне, а завтра им беречь

Все человеческое в человеке,

Под корень зло косить

И утверждать достоинство и честь -

Всегда, во всем, навеки!

А коль случится мрак -

Настанет мой черед -

Тревожно глянет вновь

Мать-Родина с плаката…

Что я смогу тогда? Тогда… я тоже мать.

Мать матери отдаст тогда

Защитника - солдата…

И силы сыновей да не иссякнут пусть,

И жизнь их да не станет скоротечной…

На том стояла Русь, на том стоит сейчас,

И будет так стоять неколебимо, вечно!!!

Мать в ответе за все…

Если дети мои кому зло принесут -

Осудите меня за то, люди.

Если дети мои ложью подлой живут,

Это я виновата в том, люди.

Если дети мои и сильны, и умны,

И надежны, и честные люди,

И плоды их трудов вам, как воздух, нужны,

С ними рядом не трудно вам будет,

Если дети мои свет и радость несут

И добра никому не жалеют, -

Значит, люди, не зря появилась я тут

И живу, как могу, как умею.

***

Ну что тебе сказать, хороший человек?

Чем удивить тебя, обрадовать, утешить?

Сказать, что беспрепятственно ты проживешь свой век?

Ведь это все равно, что байкою потешить.

Нет, нам препятствия начертаны судьбой:

Подъемы, спуски и на прочность испытанья.

Но мы ведь сами выбирали жребий свой,

И ни к чему теперь ни стоны, ни роптанья.

Ведь знаешь ты, и знаю я, что правда, честь

Всегда вперед шли под удары.

А изворотливость, отсутствие стыда

В довольстве от бесчестья не страдали.

И все-таки я не меняю жребий свой -

Дорогою своей по-прежнему иду.

Настойчивость, душевный непокой

Я уважаю. Доброту люблю.

Медсестричке Сонечке Сагдеевой

Она легка, великодушна,

Ее руке игла послушна.

Шлепок - и сразу страх прошел:

Не больно делает укол.

Не ходит Сонечка - летает,

Везде сестричка успевает:

Накормит, словом ободрит,

Лекарство даст, развеселит,

Улыбкой душу успокоит,

На излечение настроит.

Все в ней:

Добро, тепло, усердие.

Ее призванье - милосердие.

Дорогой моей куме – Нине Андреевне в день юбилея

… А в юбилей чего желать?

Чтобы была счастливою как мать,

Чтобы была желанна как жена,

Как бабушка - заботлива, нежна.

Подольше быть вам любящею дочкой,

Свекровью мудрою - для счастья двух сыночков,

И тещей щедрою - такою же, как мать,

Чтобы любил и уважал вас зять;

Сестрою милою, роднею всей довольной,

И сватьей добродушной, хлебосольной.

Чтоб дом всегда был полной чашей,

И процветало «дело» ваше -

Концерн «отец и сыновья»

Чтоб креп и рос день ото дня.

Желаю счастья и тепла,

Друзей хороших и добра,

Больших надежд, хмельных пиров,

Приятных встреч и добрых слов…

1991

Случилось однажды - разверзлися вежды,

И мир улыбнулся явленью Надежды.

Надежды для мира,

Надежды для счастья,

Надежды любви, красоты и участия.

Надежда! Живи, каждый день процветая.

Надежда! Люби, не сердясь и прощая.

Чтоб жить и любить, и дерзать, и творить,

Пусть нас никогда не покинет Надежда!

Закручена я, как пружина.

Натянута я, как струна…

Но не играй мной судьба -

Сопротивленьем я сильна.

 

1992

Святая грешница

Россия - мать моя,

Земля благословенная - Россия!

Ты сколько тягот на себе

За все века переносила?

Зачем так долго терпишь ты

Злодейства, скверну супостатов?

Зачем встают твои сыны

Под пулеметы, автоматы?

Россия - женщина, зачем

Доверилась тем, кто без чести?

Они не ведают стыда,

Погрязли в алчности и лести.

Жена - Россия, на себе

Несешь забот груз непомерный.

Зачем же растерялась ты

Пред ложью, подлостью, изменой?

Россия - милая сестра,

Прощаешь ты и защищаешь

И, бескорыстная в любви,

Не помнишь зла

И зависти не знаешь.

Россия - Родина моя,

Святая в помыслах

И грешная в деяньях,

Зачем же ты, душа моя,

Свела меня до подаянья?

Псы алчные - временщики

Зачаты в сатанинском чреве.

Не дай им Бог, Россия - мать,

Тебя узнать в великом гневе.

2002

Тридцать четыре зимы,

Тридцать четыре весны,

Тридцать четыре лета -

С нами все было это.

Пришла тридцать пятая осень,

И ты меня, милый мой, бросил,

Ушел в беспросветную тьму,

Оставил меня одну,

Вдовою меня оставил,

За все быть в ответе заставил.

Иду я одна, где ходили мы,

Люблю я одна, что любили мы,

Рассветы одна я встречаю,

Закаты одна провожаю.

На вдовью постель опускаюсь,

Тебя ощутить там пытаюсь.

Тоскливо, мучительно, холодно

Душе моей. Пусто и голодно…

2006

Души моей лучик

Как черный смерч,

Беда прошла,

Дохнула холодом сквозящим.

И сжалась я, ушла в себя

Под ее взглядом леденящим.

Померкло солнце,

Стерлись краски -

Все в серый погрузилось сон.

Лишь лучик светлый -

Чистый, ясный -

В душе моей остался он.

Случайный взгляд твой -

Сон прервался…

Из серости - на свет скорей!

В душе притихшей отозвался

Ты эхом юности моей.

***

Снова нас свели тропинки осени.

Мы ничем друг другу не обязаны.

Просто сад грустил о листьях сброшенных,

Этой светлой грустью мы и связаны.

На тропинках черных листья желтые,

Словно звезды по небу разбросаны.

А ведь мы с тобой весною встретились…

Прелесть есть своя и в красках осени.

2010

Я с тихой радостью по осени иду.

Мне нравится - не надо торопиться.

Я в юности взлетала к небу птицей

И добрый свет вбирала на лету.

Любила милого, была ему любимой,

Одной дорогою по жизни с ним прошла.

В любви, согласии и ангелом хранимы

Живите дети. Я вас в счастье родила.

2014

Засохшие розы в зимнем букете -

Добрая память ушедшего лета.

Притушена яркость заката, восхода,

Прекрасно цветущей летом природы.

В них аромат минувшей весны,

Вселенский покой и звон тишины.

В них слышу я сердца любимого стук,

Заботу, тепло человеческих рук.

Любовь и нежность в букете том

Зимой согреют мой тихий дом.

 

Вверх
МУ "ЦБС г.Белово" Детская библиотека "Колмогоровская"  2012-2018 ©  
Российская библиотечная ассоциация Кемеровская областная научная библиотека им.В.Д.Фёдорова
города Новокузнецк, Кемерово