Понедельник, 17 Декабря 18, 16:10
Добрый день!

Коньков Леонид Сергеевич


(01.04.1932 – 23.03.2004)

Коньков Леонид Сергеевич родился 1 апреля 1932 года в Удмуртии в деревне Базлы в семье рабочего Сергея Егоровича Конькова и крестьянки Анастасии Григорьевны Череневой. Отец после окончания Томского университета получил звание судьи, и семья часто переезжала с места на место.

Леонид Сергеевич окончил железнодорожное училище в г. Барнауле, работал в г. Красноярске  на авиационном заводе имени Побежимова – слесарем по ремонту промышленного оборудования. Потом вновь вернулся к земле, окончил школу механизаторов в Прокопьевске, работал штурвальным на комбайне в колхозе. В армии три года служил в морской авиации на Дальнем Востоке.

После демобилизации Коньков Л.С. связывает свою трудовую деятельность с угольной промышленностью Кузбасса. Вначале устраивается учеником проходчика на участок №5 шахты «Грамотеинская 1-2» (ныне ООО «Шахта «Листвяжная» г. Белово), затем осваивает навыки самостоятельной работы.  С апреля 1959 года по ноябрь 1983 года Коньков Л.С. работал в Грамотеинском шахтоуправлении. В 1971 г. он становится бригадиром комплексно-механизированной бригады Грамотеинского шахтоуправления. Коллектив под его руководством установил несколько рекордов суточной и годовой добычи угля.

За годы десятой пятилетки коллектив добыл два миллиона 760 тысяч 965 тонн угля. Сверх пятилетнего плана горняки выдали-на-гора 129 тысяч 865 тонн высококачественного топлива, социалистические  обязательства перевыполнены почти на сорок тонн. Пятилетнее задание завершено на три месяца раньше срока.

За выдающиеся  производственные успехи, достигнутые в выполнении заданий десятой пятилетки и социалистических обязательств, и проявленную трудовую доблесть Конькову Л.С. присвоено звание Героя Социалистического Труда с вручением ордена Ленина и золотой медали «Серп и Молот»

Леонид Сергеевич проявил себя также новатором и изобретателем, внес и внедрил в производство 17 рационализаторских предложений. Он был умелым наставником молодежи, 21 рабочего обучил горняцкому мастерству.

Награды и звания:  Герой Социалистического Труда; награжден орденами Октябрьской революции, Знак почета, медалью «В ознаменование 100-летия со дня рождения В.И. Ленина», медалью Кемеровской области «За особый вклад в развитие Кузбасса» II-ой степени. Л.С. Коньков – Кавалер знака «Шахтерская слава» трех степеней.

Коньков Леонид Сергеевич умер 23 марта 2004 года.

"...Об одном из шахтеров Грамотеино стоит сказать особо. Леонид Сергеевич Коньков — первый Герой Социалистического Труда в Минтопэнерго. Он заслуженный шахтер РСФСР, кавалер знака "Шахтерская слава”, орденов Ленина и "Знак почета”, лауреат премии Кузбасса".

1 апреля 1932 года в Удмуртии в деревне Базлы у неграмотной крестьянки Анастасии Григорьевны Череневой и образованного (в прошлом рабочего) Сергея Егоровича Конькова родился мальчик Леонид.

Когда ему было два года, семья обосновалась в Алтайском крае. С малых лет приучал мальца к труду в основном дед Егор Романович.

В десять лет Ленька уже шагал за плугом.

Невероятно длинной казалась подростку дорога в Хмелевскую школу. Особенно когда таежные пути-дорожки переметала пурга. Преодолевая ежедневно по шестнадцать километров, мальчик и не замечал темно-зеленых разлапистых елок и других красот леса. Упрямо шаг за шагом шел он к школе, а потом обратно, думая лишь о том, как бы побыстрее добраться до дому, досыта поесть и погреться на печи.

После окончания Великой Отечественной войны восстанавливать разрушенное народное хозяйство пришлось и молодым. Свою путевку в жизнь, аттестат о техническом образовании, Леонид получил в железнодорожном училище Барнаула. К тому времени отца перевели в Красноярск, и Коньков-младший попал на авиационный завод, стал работать слесарем по ремонту промышленного оборудования. Но вскоре по семейным обстоятельствам был вынужден переехать к матери в Гурьевский район.

Вернулся к крестьянскому труду и три сезона проработал штурвальным. Способного паренька заметили и отправили в Прокопьевскую школу механизаторов. После ее окончания Леонид год проработал на комбайне. Потом призвали в армию. Три года прослужил в морской авиации на Дальнем Востоке.

— Если подсчитать, я владею десятью ремеслами, — говорит Леонид Сергеевич. — Знания получал не в аудитории, на лекциях, а всего добивался сам. Изучал техническую литературу, журналы.

Как-то Коньков прослышал про вновь строящуюся шахту "Инская”, тогда она называлась "Грамотеинская 1—2″. Устроился учеником проходчика на участок N 5. С людьми Леонид быстро находил общий язык и потому скоро влился в звено Александра Серафимовича Андреева. Звеньевой был первым наставником Конькова в шахтерском деле, а Иван Виценко учил Конькова правильно рубить уголь.

Экзамены принимала вся бригада, и было в ней такое правило: если экзаменуемый плохо отрубил стружку или залез в кровлю, его отпускали на все четыре стороны. Получалось так, что из десяти учеников в бригаде приживались три-четыре комбайнера.

В начале семидесятых на Беловском руднике, как и во всем Кузбассе, началось движение пятисоттысячников. Его инициатором в Белове стал Николай Максимович Путра.

У Конькова (а к тому времени он уже работал в ГШУ) идея поддержать передовиков возникла не столько из-за честолюбия, сколько из-за ответственности за любимое дело, за семью.

— Мы в шахту ходили не для того, чтобы "тормозок” съесть, а для того, чтобы потягаться с большим углем, и в конце концов, для того, чтобы семью прокормить, — говорит Коньков.

Немаловажную роль в производственном процессе ударной бригады, по словам Конькова, играла организация труда. Шахтеры были приучены вовремя спускаться в шахту, и при этом каждый уже знал свое рабочее место. Все делали беглый осмотр. Делали все, чтобы в смену не допустить аварии.

В 1971 году Коньков стал бригадиром комплексно-механизированной бригады. И в доме до сих пор хранится записная книжка в бордовом переплете. В ней замечания, наброски чертежей, записи о том, что нужно сделать в конкретной лаве.

А в работе с коллективом он использовал разные методы, в том числе старался учитывать психологические факторы. Не случайно его считали хитрым бригадиром. Нужен рекорд — бригадир ставит в первую смену А. И. Аренгольда. Он мужик горячий, упорный, а потому делает шесть стружек. А на следующий день бригадир поставит в первую смену того, кто сделает все, чтобы не уступить звеньевому.

Для достижения поставленных перед бригадой целей Конькову порой приходилось выступать в качестве "тарана”. Одно время на шахте ждали поступления комплекса. Но неожиданно в его поставке шахте отказали. Коньков дважды ездил на новомосковский завод Минтяжмаша. Первый раз вел переговоры с директором Лихачевым, второй раз — с главным инженером Пироговым. В итоге ему пообещали в ближайшее время отгрузить комплекс. И действительно, вскоре вагоны пришли. За девять дней (по тем временам рекордные сроки) смонтировали тот комплекс.

Было и такое: Коньков в министерстве добивался, чтобы бригаде за ударную работу целевым назначением выделили легковые автомобили.

А однажды бригадиру довелось узнать, как жестока может быть шахта по отношению к человеку. В 1979 году произошло обрушение кровли. Кусок породы упал так, что каска Леонида Сергеевича разбилась вдребезги. Шесть месяцев он проходил в "скафандре” из-за перелома шейного позвонка (а на больничном — восемь). На "Грамотеинской 1—2″ вручную делали отпалку, посадку осуществляли топорами … и ничего. А тут такая неудача… От инвалидности Коньков отказался.

Настоящая слава и признание пришли к нему в 1982 году в день его рождения — 1 апреля. В этот день вышел указ о присвоении Л. С. Конькову звания Героя Социалистического Труда.


Ныне государство оценило трудовой подвиг шахтера с тридцати четырехлетним стажем в 440 рублей пенсии и 159 доплачивает "за звезду”. По этому поводу он с грустью рассуждает:

— Мы несколько лет работали в пятисоттысячном режиме. В 1983 году мой заработок составлял 646 рублей. Я вносил в копилку соцфонда большие деньги. Но сегодня те, кто на нарах лежал или на конном дворе сторожил, получают больше меня. Как я могу гордиться тем, что был награжден? Любой коробейник или спекулянт посмеется над моими наградами. Поэтому я их надеваю только по просьбе журналистов.

Как и чем живет герой сегодня?

За ответом на этот вопрос отправилась в гости к Коньковым. На Новостройку. Гараж со старым автомобилем (1978 года выпуска). Под окном сирень. Дом у ветерана старый.

— Всю силу оставлял на производстве. А придет с работы, сядет и думает. Не до дома ему было, — отвечает на мой недоуменный взгляд хозяйка.

А супруг добавляет свое:

— Наше поколение по рукам и ногам было связано. Если бы во времена нашей молодости лес свободно отпускали, то и строили бы мужики, а так сколько его на складах погнило.

Хозяйка пригласила в просторную летнюю кухню. Она была срублена после пожара. Тогда, в несчастье, Конькову шахта помогла. Кухня получилась добротная. Посредине стоит русская печь, ее клал кирпичных дел мастер Андрей Михайлов, тот самый, что возводил стены часовеньки на грамотеинском погосте.

— В Бога верите? — спрашиваю Конькова.

— В душе — да. Какой крест повесили, тот и ношу. Но больше надеюсь на себя. Дед и бабка молились. И я тоже. Попробуй раньше не помолись после еды, тут же подзатыльник получишь. А вот я расскажу, как за эту веру прижал меня первый секретарь горкома Лев Захарович Филимонов. "Крестил, — спрашивает, — дочь в церкви (она тогда в седьмом классе училась)?” Полтора часа выпытывал. Показывал атеистическую литературу. Знаешь, мол, что вера в Бога подрывает мощь государства?

Теперь мы все знаем, что подрывает мощь государства, но бессильны что-либо предпринять. Потому что теряем веру. Во все и во всех. И уже не удивишь нас даже тем фактом, что во времена перестройки цыгане просили Конькова продать орден Ленина за пятьдесят тысяч рублей. Не продал.

— До сих пор в лавах используется крепь сопряжения, которую называют коньковской. Бригада Леонида Сергеевича работала в режиме добычи 500—680 тысяч тонн угля. Делала ставку на 800—900 тысяч тонн, — говорит директор ГШУ А. Дрейлинг.

Я согласно киваю головой, потому что уже слышала, что когда бригада "созрела”, Коньков подумывал выдавать в год один миллион тонн угля. Но для этого нужны были особые условия, соответствующий комплекс, комплексная бригада, скоростная проходка, обеспечение материалами.

— Люди Конькова поняли, что пятьсот тысяч не предел. Теперь на других участках эти нагрузки освоили. В 1995 году три очистные бригады в ГШУ добыли 1,5 миллиона тонн угля, а в минувшем году они тоже пятисоттысячный рубеж преодолели, — с гордостью говорит директор, в душе надеясь, что коль живет на шахте дело и дух Конькова, то в случае дальнейшего удачного технического перевооружения будет преодолен и миллионный рубеж.

Людмила РЯБОВА.

 

Вверх
МУ "ЦБС г.Белово" Детская библиотека "Колмогоровская"  2012-2018 ©  
Российская библиотечная ассоциация Кемеровская областная научная библиотека им.В.Д.Фёдорова
города Новокузнецк, Кемерово